Использование метаболической терапии у пациентов ишемической болезнью сердца и аритмиями

Использование метаболической терапии у пациентов ишемической болезнью сердца и аритмиями

Обзор литературы

к.м.н. Е.Н. Романова*, к.м.н. В.А. Ищук**, д.м.н., проф. О.С. Сычев*

 

ГУ ННЦ «Институт кардиологии имени акад. Н.Д. Стражеско НАМН Украины», Киев

ГУ «Институт геронтологии имени Д. Ф. Чеботарева НАМН Украины», Киев

 

Заболевания сердечно-сосудистой системы (ССС), несмотря на последние достижения терапии, по-прежнему остаются ведущей причиной смерти. Смертность от заболеваний системы кровообращения в нашей стране достигает более 65%. Нарушения ритма сердца остаются серьезной проблемой в современной кардиологии. Это связано с распространенностью ишемический болезни сердца (ИБС), артериальной гипертензии, врожденных и приобретенных пороков сердца, осложнением которых является аритмия. По данным ВОЗ у каждого третьего кардиологического больного обнаруживают аритмию сердца.

С нарушениями ритма сердца тесно связана проблема внезапной сердечной смерти (ВСС). Распространенность ВСС в различных странах состовляет более чем 1 случай на 1000 населения в год. Среди ее причин: желудочковая аритмия – 83% случаев, брадиаритмия – 17%.

Проводимая больным ИБС антиишемическая терапия призвана максимально оптимизировать соотношение между потребностями сердечной мышцы в кислороде, с одной стороны, и его доставкой к миокарду – с другой. Основным механизмом действия большинства современных препаратов, используемых для купирования и предотвращения приступов стенокардии, является гемодинамическая разгрузка миокарда путем уменьшения частоты сердечных сокращений (ЧСС), а также пред- и постнагрузки. Соответственно, указанные антиангинальные средства оказывают лишь опосредованное влияние на кислородное обеспечение миокарда.

На молекулярном уровне ИБС характеризуется изменением течения метаболических процессов. В настоящее время известно, что ишемия миокарда при метаболических нарушениях имеет ряд особенностей, связанных с высокой концентрацией свободных жирных кислот в крови, ускоренным процессом их окисления и нарушением утилизации глюкозы. В этой связи возникает необходимость проведения метаболической терапии, направленной на улучшение эффективности утилизации кислорода миокардом в условиях ишемии.

Научные достижения последних лет позволили развить новый подход к лечению пациентов с ИБС и значительно повысить его клиническую эффективность. В последние годы в лечении больных с кардиальной патологией все больше внимания уделяется применению препаратов с метаболическим действием. Средства метаболического действия проявляют широкий спектр фармакологической активности при незначительной системной токсичности. Основой реализации их терапевтической эффективности является модуляция обменных реакций, что проявляется усилением естественных адаптационных процессов организма. Эти же препараты не оказывают существенного влияния на гемодинамику.

В клинической практике в качестве метаболических корректоров используют блокаторы окисления СЖК. Блокируя последний фермент цепочки окисления жирных кислот – ацетил-КоА-тиолазу эти препараты активирует окисление глюкозы и эффктивны при длительном использовании т.е. при лечении хронических форм ИБС.

Принципиальным отличием в механизме действия недавно разработанного препарата «Ритмокор» (фармацевтическая фирма «ФарКоС», является активация обмена глюкозы при ишемии, без блокады окисления жирних кислот в нормоксических условиях.

Действующим веществом препарата является пентаоксикапроновая (глюконовая) кислота в виде магниевой и калиевой солей. Метаболическая активность препарата обусловлена активацией пентозного шунта окисления глюкозы, который является поставщиком энергетических эквивалентов как для гликолиза, так и для аэробного окисления.

Глюконовая кислота и ее соли обладают свойством нормализовать нарушенный баланс калия и натрия в миокарде при коронарной недостаточности (повышается содержание калия и снижается содержание натрия), что обусловливает антиаритмическое действие в условиях экспериментального моделирования ишемии сердца [9].

Ионы магния, являясь естественными антагонистами ионов кальция, предупреждают избыточное поступление кальция в миокардиоциты. Кроме того, ионы магния имеют значение для нормального генерирования и проведения электрических импульсов, в качестве ко-фактора они принимают участие в многочисленных биохимических реакциях, стимулируют функционирование натрий-калиевого насоса. Ионы калия подавляют эктопический автоматизм, регулируют функционирование натрий-калиевого насоса клеточных мембран.

В последние годы возрос интерес к роли магния в генезе нарушений ритма сердца. С гипомагниемией некоторые авторы связывают увеличение показателя интервала Q-T, который рассматривается как один из важнейших предикторов возникновения желудочковых нарушений ритма сердца [26]. Недостаток магния резко повышает риск инсульта и инфаркта миокарда. Дефицит данного иона может сопровождаться гиперагрегацией тромбоцитов и приводить к развитию сосудистой патологии [7], так как магний снижает агрегацию тромбоцитов и подавляет другие кальций-зависимые реакции в каскадах коагуляции крови. Магний стимулирует синтез паратгормона, является естественным гиполипидемическим агентом за счет повышения синтеза в крови липопротеидов высокой плотности, стимулирует секрецию инсулина и повышает чувствительность рецепторов к нему.

В ходе экспериментальных исследований установлено, что препарат в условиях ишемии проявляет выраженное антиоксидантное действие, нормализует активность основных ферментов метаболизма миокарда – лактатдегидрогеназы, креатинфосфокиназы, сукцинатдегидрогеназы, при этом наблюдается повышение количества АТФ и креатинфосфата.

Благоприятное влияние на метаболизм обусловлено повышением активности окислительно-восстановительных ферментов, в частности Na+/K+-АТФ-азы [17], что, в свою очередь, способствует повышению стабильности электрофизиологических свойств кардиомиоцитов.

В условиях ишемии и гипоксии Ритмокор угнетает интенсивность реакций свободнорадикального окисления липидов и белков, ограничивает снижение активности супероксиддисмутазы, уменьшает содержание молочной кислоты в кардиомиоцитах [17].

При экспериментальном моделировании нарушений сердечного ритма антиаритмический эффект Ритмокора сопоставим с эффектами аспарагината калия-магния, а при строфантиновой и строфантин-кофеиновой аритмии — превосходит эти препараты [14].

Таким образом, Ритмокор может выступать в роли своеобразного метаболического регулятора биохимических процессов в миокарде, что оказывает мембраностабилизирующее, антиаритмическое действие, а также обладает антиоксидантным эффектом [14].

Представленные результаты экспериментальных исследований послужили основанием для изучения эффективности Римокора у больных с сердечно-сосудистыми заболеваниями – ИБС и ее осложнениями (экстрасистолическая аритмия). Мы попробывали систематизировать накопленный материал по применению Ритмокора у кардиологических пациентов.

Ритмокор и стабилыные формы ИБС

В отделении клинической и эпидемиологической кардиологии Института геронтологии НАМН Украины проведено исследование эффективности Ритмокора у больных хронической ИБС. Объектом исследования были пациенты обоего пола в возрасте 60–75 лет (средний возраст 66,6+0,37 года) с артериальной гипертензией (мягкая и умеренная) и сопутствующей стабильной стенокардией напряжения II–III ФК [25]. Верификацию артериальной гипертензии проводили в соответствии с критериями, регламентируемыми Ассоциацией кардиологов Украины. Диагноз ИБС устанавливали согласно критериям Канадской ассоциации кардиологов (1976) с определением четырех функциональных классов стенокардии и обосновывали с учетом характера болевого синдрома, переносимости физических нагрузок и данных инструментальных методов исследования. Все пациенты находились на стабильной комбинированной гемодинамической терапии не менее 3 мес и достигли целевых уровней артериального давления (АД) по данным его офисного измерения. Базисная терапия подбиралась индивидуально и включала: ингибиторы ангиотензинпревращающего фермента (ИАПФ) –– периндоприл в дозе 10 мг/ сут или лизиноприл в дозе 20 мг/сут, блокаторы кальциевых каналов (БКК) –– амлодипин в дозе 5 мг/сут и мочегонные –– гидрохлоротиазид 12,5 мг/сут. 39 пациентов получали бета-адреноблокаторы –– бисопролол в дозе 2,5–5 мг/сут. Из сопутствующих препаратов все пациенты получали ацетилсалициловую кислоту (АСК) в дозе 75–125 мг/сут и нитраты короткого действия для купирования приступов стенокардии. 44 (49%) больных принимали статины (симвастатин).

30 пациентам к назначенной базисной терапии добавляли РитмокорÒ по 2 капсулы 2 раза в день после еды в течение 3 мес.

Определяли скорость распространения пульсовой волны (СПВ) сфигмографическим методом по сосудам эластического (Сэ) и мышечного типа (См), функцию эндотелия (ФЭ) определяли на основании измерения реакции плечевой артерии ультразвуковым методом, уровень стабильных метаболитов азота оксида (NO2 и NO3) в крови спектрофотометрическим методом.

После 3-месячной терапии отмечено уменьшение СПВ по сосудам мышечного типа на 4,8%. Снижение СПВ по a. radialis соствил 0,5+0,2 м/с (p<0,05) и модуля упругости Ем — 0,4+ 0,2 дин/см2 (p<0,05). Следует отметить, что при приеме РитмокораÒ отмечается достоверное снижение модуля упругости Еэ на 0,72+0,3 дин/см2, что, возможно, отражает тенденцию к улучшению состояния и снижение тонуса артерий эластического типа. Наличие подобных тенденций не исключает того факта, что для РитмокораÒ необходим был более длительный период приема для реализации положительных эффектов либо необходимы более высокие дозы препарата. Эндотелийзависимая вазодилатация после лечения увеличилась недостоверно на 1,43±1,4%. После лечения отмечалось достоверное увеличение уровней стабильных метаболитов NO на 0,84+ 0,3 мкмоль/л. Изменения уровня активных метаболитов у пациентов, получающих дополнительную метаболическую терапию, по-видимому, тесно связано с улучшением сосудодвигательной функцией эндотелия и уменьшением СПВ.

Таким образом, результаты исследования показали, что дополнительная метаболическая терапия ритмокором оказывает положительное воздействие на упруговязкие характеристики артерий, в большей степени влияя на изменение тонуса сосудов мышечного типа.

На наш взгляд, представляют интерес результаты изучения антиангинальной эффективности Ритмокора у больных с ИБС на основании результатов велоэргометрии [15].

Обследованы 13 больных пожилого возраста (60-74 лет) с ишемической болезнью сердца, стабильной стенокардией напряжения I и II функционального класса. Диагноз ИБС подтвержден на основании выявления общепринятых электрокардиографических и (или) клинических критериев ишемии миокарда во время выполнения физической нагрузки на велоэргометре (горизонтальная депрессия сегмента ST более 1 мм, приступ стенокардии или их сочетание)[2].

Обследованные не имели хронических заболеваний дыхательной, нервной и эндокринной системы, патологии почек и печени. Уровень артериального давления в состоянии покоя у них не превышал 160/90 мм рт. ст.

Пациенты в течение 3-х недель до включения в исследование и в период исследования получали базисную терапию – ацетилсалициловую кислоту (100-125 мг/сут), нитропрепарат (кордикет-ретард или нитросорбид), ингибитор АПФ (каптоприл 25-50 мг/сут или эналаприл 5-10 мг/сут), нитроглицерин по необходимости. Часть больных (6 чел.) получали метопролол (50 мг/сут). В течение 10 суток применялся препарат Ритмокор в дозе 10 мл 10 % раствора, который вводили внутривенно медленно, в течение 10 минут.

Под влиянием лечения отмечено уменьшение частоты, интенсивности и продолжительности приступов боли или дискомфорта в области сердца при физических нагрузках: средняя продолжительность болевого эпизода до лечения составляла (2,4±0,5) мин, после лечения – (1,1±0,3) мин. Количество эпизодов боли или дискомфорта уменьшилась под влиянием лечения от (1,4±0,2)/сут до (0,6±0,1)/сут, количество принятых за сутки таблеток нитроглицерина – от (0,4±0,1) до (0,2±0,1). Мощность пороговой физической нагрузки после лечения повысилась на (8,1±3,9) Вт (p<0,05).

Повышение толерантности к физической нагрузке под влиянием Ритмокора у больных с ИБС, по-видимому, обусловлено экономизирующим влиянием препарата на метаболизма кардиомиоцитов в условиях их недостаточного снабжения кислородом. Во-первых, это подтверждает тенденция к уменьшению величины двойного произведения, которая отражающая снижение потребления кислорода миокардом. Во-вторых, у получавших Ритмокор больных достоверно снижается уровень общий потребления кислорода организмом при выполнении дозированных нагрузок различной интенсивности (при мощности 40 Вт на 0,06±0,02 л/мин, p<0,05). В-третьих, о более эффективном использовании кислорода свидетельствуют меньшие значения показателей кислородного долга (на 0,07±0,03 л, p<0,05) и кислородной стоимости работы (на 0,26±0,11 л, p<0,05) при дозированной нагрузке 25 Вт. Более эффективный метаболизм кардиомиоцитов способствует менее быстрому расходованию их функционального резерва при физической нагрузке, что в конечном счете приводит к повышению мощности пороговой нагрузки у больных ИБС.

Проф. В. Н. Волковим и соавтр. [8] проведено изучение влияние курсовой (30дней) терапии ритмокором на клинико-гемодинамический статус, а также на толерантность к физической нагрузке и качество жизни у пациентов, перенесших инфаркт миокарда (ИМ).

Было обследовано 29 больных мужского пола в возрасте 52,9± 1,8 лет, перенесших ИМ давностью 6 месяцев и более, с наличием стенокардии напряжения II–III функционального класса (ФК) по Канадской классификации и сердечной недостаточности I–II ФК по классификации Нью-Йоркской ассоциации сердца (NYHA).

Из исследования исключались больные с нестабильной стенокардией, сердечной недостаточностью IV ФК, систолическим артериальным давлением (АД) выше 180 мм рт. ст., диастолическим АД выше 115 мм рт. ст., синоатриальной и атрио-вентрикулярной блокадой II–III степени, полной блокадой ветвей пучка Гиса, мерцательной аритмией, желудочковой экстрасистолией III–V градаций по Lown, а также пациенты с пороками сердца, идиопатическими кардиомиопатиями, миокардитами.

Все обследованные принимали в дополнение к базовой медикаментозной терапии (β–адреноблокаторы, ингибиторы АПФ, дезагреганты) препарат ритмокор по 2 капсулы 3 раза в день. Для купирования приступов стенокардии пациенты принимали нитроглицерин.

В результате месячной курсовой терапии более выраженное улучшение клинической картины отмечено в группе, принимающей Ритмокор: уменьшилась частота приступов стенокардии в неделю на 36,5% (с 13,1±2,8 до 5,3±0,9; р<0,05); потребность в нитроглицерине сократилась на 77,1% (с 13,1±2,7 табл./нед. до 3,0±0,8 табл./нед.; р<0,05).

Результаты теста с 6-минутной ходьбой свидетельствуют о достоверном увеличении толерантности к физической нагрузке на фоне приема ритмокора: показатели теста увеличились на 12,4% (с 273,4±8,2 м до 307,2±7,4 м, р<0,05). Этому соответствовало улучшение качества жизни на 28,2% (р<0,001; с 22±0,9 баллов до 15,8±0,7 баллов).

После лечения из основных показателей систолической функции миокарда отмечено статистически достоверное уменьшение показателей КСО на 7,7%, КДО на 5,8% и повышение ФВ на 5,2%. Значимого влияния терапии ритмокором на гемодинамические показатели (уровень ЧСС и АД, регистрируемых в покое) не наблюдалось (р>0,05). В то же время, применение ритмокора оказало благоприятное влияние на ряд параметров мониторирования ЭКГ, характеризующих миокардиальную ишемию. По сравнению с исходными данными сократилось общее количество эпизодов депрессии сегмента ST на 32,48% (р<0,05) и отмечено достоверное сокращение суммарной продолжительности эпизодов безболевой миокардиальной ишемии на 28,7%, что подтверждает наличие антиишемической активности ритмокора в отношении безболевой ишемии миокарда.

Таким образом, полученные данные свидетельствуют о том, что ритмокор открывает дополнительные терапевтические возможности фармакотерапии ИБС. Благодаря оригинальному механизму действия, направленному на оптимизацию энергетического метаболизма миокарда, данный препарат целесообразно использовать в комбинированной терапии с целью потенцирования антиангинального эффекта у больных, перенесших ИМ. Кроме того, существует целый ряд клинических ситуаций, при которых ритмокору может быть отдано предпочтение в сравнении с другими метаболическими препаратами- наличие нарушений сердечного ритма, изменение уровня калия, магния, натрия в сыворотке крови, при непереносимости антиангинальных средств основных классов и при ограничениях или противопоказаниях к их назначению.

Ритмокор и экстрасистолическая аритмия

Широкая распространеннность нарушений ритма сердца, в частности желудочковой экстрасистолии (ЖЭ), негативное эмоциональное окрашивание возникающих при этом субъективных ощущений у пациентов вплоть до панического страха, с одной стороны, и известные данные о проаритмогенных свойствах антиаритмических препаратов, смещающих баланс преимущества/вреда в пользу негативной стороны, с другой стороны, состояляют суть дилеммы ведения этой категории больных. В пожилом возрасте распространенность нарушений ритма сердца растет: в основе этого процесса лежит совокупность структурно-функциональных, метаболических, электролитных, электрофизиологических др. изменений в миокарде, обусловленных как возрастными изменениями сердца и его регуляции, так и патологическими сдвигами, присущими таким широко распространенным видам возраст-зависимой патологии как ишемическая болезнь сердца и артериальная гипертензия. Так, при ИБС желудочковая экстрасистолия (ЖЭ) — наиболее часто встречаемая аритмия (по данным суточного мониторирования ЭКГ 85% больных ИБС имеют такие нарушений ритма как желудочковые аритмии). Достаточно строгие показания к назначению собственно антиаритмических средств для купирования ЖЭ диктуется как недостаточно высокой их эффективностью, так и существенным риском осложнений.

Традиционные антиаритмические препараты, применяемые для лечения ЖЭ, у больных ИБС лишь в 58,5% случаев позволяют купировать аритмию. В то же время, в процессе терапии в 5-30% случаев возникают различные побочные эффекты (кардиальные и некардиальные).

Лечение желудочковой экстрасистолии высоких градаций по Lown у больных ИБС предполагает назначение антиаритмических препаратов. Наряду с этим, существенно значение имеет нормализация обменных процессов в миокарде. Считается, что точкой приложения препаратов метаболического действия являются внутримито-хондриальные биохимические реакции [3, 20].

Это обусловило актуальность изучение антиаритмической активности препарата Ритмокор® у больных ИБС старших возрастов.

В исследовании, проведенном проф. Л. М. Еной и соавт. [11] приняли участие 50 пациентов (27 мужчин и 23 женщины), средний возраст 59,6±3,9 лет, с диагнозом ИБС: стабильная стенокардия напряжения І-ІІ ФК, желудочковая экстрасистолия І-ІІІ градации согласно классификации, предложенной Мyerburg (2001). Диагноз ИБС верифицировался согласно рекомендаций Ассоциации кардиологов Украины (2002) с реализацией комплекса клинико-инструментальных методо вобследования. Сопутствующая артериальная гипертензия отмечена у 33 пациентов.

Ритмокор® в дозе 2 капсулы 3 раза в день на протяжение 21 дня назначался на фоне стабильной базисной терапии: ежедневно аспирин в дозе 100 — 325 мг/сут и ситуационно нитроглицерин для купирования приступов стенокардии. 33 пациента дополнительно, не менее 2-х недель до начала исследования, принимали тиазидные диуретики и/или ингибиторы АПФ, для коррекции АД.

На фоне лечения Ритмокором отмечалось субъективное уменьшение выраженности перебоев в работе сердца на 55,5% (p<0,05) в покое и на 31,1% (p<0,05) при физической нагрузке, улучшение общего состояния больных: уменьшение общей слабости, беспокойства, улучшение физической работоспособности. Терапия Ритмокором приводила к снижению потребности в нитроглицирине на 12,8% (p<0,05) и уменьшению приступов стенокардии в сутки на 6,8%.

Достоверное уменьшение частоты регистрации ЖЭ на фоне терапии Ритмокором® отмечалось при всех (I, II и III) градациях, соответственно на 40,1 %, 32,8 % и 27,5 %. Следует отметить, что в абсолютных величинах антиаритмическая эффективность Ритмокора® проявлялась наиболее выраженно при высоких степенях градаций ЖЭ. Об этом свидетельствовало уменьшение количества регистрируемых ЖЭ при I, II и III градациях соответственно на 6,9±2,8, 55,7±7,2 и 132,0±23,2.

Имеющаяся прямая зависимость между исходным количеством ЖЭ и их уменьшением под влиянием лечения (г=0.42, р< 0,05) указывает на повышение эффективности антиаритмической эффективности Ритмокора® с увеличением уровня градации ЖЭ по Мyerburg. Это может быть обусловлено тем, что прогностически более тяжелые желудочковые аритмии возникают при более выраженных метаболических нарушениях в миокарде желудочков. О положительном влиянии препарата Ритмокор® на энергетический метаболизм миокарда свидетельствуют данные динамики параметров стандартной ЭКГ. В частности, на фоне отсутствия сдвигов со стороны сегмента отмечено достоверное увеличение суммарной амплитуды зубца Т.

При проведении суточного мониторирования ЭКГ по Холтеру отмечалось достоверное уменьшение общего количества ЖЭ. Число больных, у которых выявлено уменьшение числа ЖЭ после трех недель терапии не менее чем на 50% составило – 32 (64%).

Следует отметить, что антиаритмическая эффективность Ритмокора имела прямую корреляцию с градацией ЖЭ по Myerburg: чем выше градация ЖЭ, тем препарат эффективнее влияет на желудочковое нарушение ритма. Это может быть обусловлено тем, что прогностически более тяжелые желудочковые аритмии возникают при более выраженных метаболических нарушениях в миокарде желудочков и прием Ритмокора приводит к значительному улучшению обменных процессов в сердце именно у данного контингента пациентов.

Можно полагать, что антиаритмическая активность Ритмокора® у больных ИБС, осложненной ЖЭ, является результирующей многочисленных положительных эффектов как собственно пентаоксикапроновой кислоты, так и солей калия и магния. В заключение, следует отметить, что к числу положительных характеристик препарата относится его безопасность, о которой мы судили не только по результатам клинических и инструментальных исследований, но и лабораторного контроля за параметрами периферической крови и мочи. Благодаря указанным свойствам, а также содержанию ионов калия и магния препарат проявляет антиаритмическое действие.

В дальнейшем акад. О. В. Коркушко и соавт. [16] провел исследование с целью оценки эффективности и безопасности курсового внутривенного введения Ритмокора в различных дозах у пожилых больных с ИБС и экстрасистолической аритмией.

В исследовании приняли участие 32 больных (возраст 50-74 лет) с ишемической болезнью сердца, стабильной стенокардией напряжения 1-2 функционального класса и нарушением сердечного ритма по типу экстрасистолической аритмии 2 и 3 градации по Lown.

В исследование не включали пациентов с атрио-вентрикулярными блокадами 2-3-й степени, сердечной недостаточностью 2-3 стадии, желудочковой экстрасистолической аритмией 4-5 градаций по Lown, артериальным давлением в состоянии покоя выше 170/110 мм рт.ст, хронической почечной и печеночной недостаточностью, с другими сопутствующими декомпенсированными заболеваниями или острыми состояниями, наличие которых способно существенно повлиять на результаты исследования.

В зависимости от использованной дозы Ритмокора больные распределены в три группы:

группа 1 (11 чел.) - 5 мл 10 % раствора (одна ампула препарата);

группа 2 (11 чел.) - 10 мл 10 % раствора (две ампулы препарата);

группа 3 (10 чел.) - 15 мл 10 % раствора (три ампулы препарата).

Ритмокор вводили внутривенно струйно медленно (в течение 10 минут) 1 раз в сутки в 10 мл физиологического раствора.

Всем больным назначалась по возможности идентичная сопутствующая терапия. Они получали витамины, сублингвально нитроглицерин (при необходимости), профилактические дозы аспирина (100-125 мг/сут), а также препараты, которые постоянно использовались для лечения сопутствующих заболеваний в установленной дозе.

При проведении исследования не назначались другие препараты калия и магния, сердечные гликозиды, фуросемид, гидрохлоротиазид в дозе более 12,5 мг/сут, верошпирон, антиаритмические средства и метаболические препараты с потенциальным антиаритмическим действием, ингибиторы АПФ.

Под влиянием лечения больные отмечали уменьшение частоты, интенсивности и продолжительности приступов боли и дискомфорта в области сердца при физических нагрузках, ощущения перебоев в сердечной деятельности в покое и при умеренных нагрузках, ощущения сердцебиения при нагрузках. Наряду с этим уменьшилась утомляемость и повысилась физическая работоспособность. Субъективное улучшение чаще достигалось у больных, которые получали Ритмокор в дозе 10 мл/сут или 15 мл/сут (см. табл).

Таблица — Динамика субъективного состояния под влиянием курсового введения Ритмокора

Эффективность лечения Доза препарата
  5 мл/сут 10 мл/сут 15 мл/сут
Значительное улучшение (положительная динамика 4-х и более симптомов)  

3 (30 %)

 

5 (50 %)

 

6 (60 %)

Улучшение (положительная динамика

менее 4-х симптомов)

 

4 (40 %)

 

4 (40 %)

 

3 (30 %)

Отсутствие эффекта 3 (30 %) 1 (10 %) 1 (10 %)

 

После курсового введения Ритмокора достоверно уменьшилось количество экстрасистол за сутки: в дозе 5 мл/сут – на 57,6%, в дозе 10 мл/сут – на 76,0% в дозе 15 мл/сут – на 84,9%. То есть антиаритмический эффект выше при использовании препарата в дозе 10 мл/сут или 15 мл/сут.

Количество экстрасистол подсчитывали также ежедневно в течение пяти минут непосредственно после внутривенного введения Ритмокора. При введении в дозе 5 мл/сут достоверный антиаритмический эффект Ритмокора проявлялся на 5-6-е сутки. При использовании препарата в дозе 10 мл/сут достоверное уменьшение количества экстрасистол отмечалось после 2-3-го введения, эффект постепенно нарастал к 7-м суткам лечения и сохранялся на достигнутом уровне. В дозе 15 мл/сут заметный антиаритмический эффект Ритмокора отмечен уже после первого введения. В последующие дни антиаритмическое действие постепенно усиливалось и достигало максимального уровня на 10-е сутки лечения. Это дает основание полагать, что для достижения быстрого эффекта, например, при пароксизмальных аритмиях, препарат необходимо вводить в достаточной дозировке (не менее 10 мл 10 % раствора).

Наиболее частое побочное явление – субъективное ощущение жара в теле минимальной или слабой степени выраженности – возникало непосредственно после введения Ритмокора, проходило самостоятельно в течение 5-10 минут и не требовало уменьшения дозы или отмены препарата.

При введении разных доз Ритмокора не зарегистрированы случаи значительного снижения или повышения как артериального давления, так и частоты сердечных сокращений.

Курсовое введение разных доз Ритмокора не оказывало нежелательного влияния на лабораторные показатели. У больных, получавших более высокие дозы Ритмокора (10-15 мл/сут), наблюдалось незначительное повышение концентрации калия в сыворотке крови. При этом уровень калия не превышал 5 ммоль/л у всех обследованных. Лабораторные показатели мочи в процессе курсового введения Ритмокора не изменялись. Это свидетельствуют о безопасности курсового внутривенного введения разных доз Ритмокора.

Таким образом, антиаритмическое действие Ритмокора у больных с экстрасистолической аритмией зависит от дозы — более значительный эффект достигнут при внутривенном струйном введении 10 мл или 15 мл препарата. Более чем у половины больных под влиянием лечения уменьшились субъективные симптомы заболевания, и улучшилась переносимость физических нагрузок. Результаты исследования свидетельствуют о хорошей или удовлетворительной переносимости внутривенного струйного введения Ритмокора в дозах от 5 мл до 15 мл.

В дальнейшем безопасность и эффективность внутривенного введения 10 мг Ритмокора была подтверждена на 50 больных ИБС пожилого возраста с экстрасистоличнской аритмией [15,16].

Приведенные результаты свидетельствуют о высокой безопасности и эффективности препарата Ритмокор при различных сердечно-сосудистых заболеваниях.

На сегодняшний день опубликованных данных по изучению применения Ритмокора у пациентов с ИБС и фибрилляцией предсердий нет, поэтому, среди дальнейших перспектив исследования препарата – возможность его применения у этой категории больных.

 

ОБЩАЯ ЛИТЕРАТУРА

Аббакумов С.А. Нейроциркуляторная дистония (лекция). // Врач. 1997; 2:6-8.

Аронов Д.М., Лупанов В.П. Диагностика и лечение хронической ишемической болезни сердца. Качество жизни. Медицина. 2003; № 2:16-24.

Бобров В.А., Степаненко А.П., Бшоножко О.Г. и др. Кальційзалежне пошкодження мюкарда та використання калію-магнію аспарапнату для його запобігання та ліування // Укр. кардиол. журн. — 2002. — №3. — С. 93- 98.

Богуш Т.А., Смирнова Г.Б., Вихлянцева Н.О., Сыркин А.Б. Влияние модификаторов на токсичность и противоопухолевую активность адриабластина у мышей// Антибиотики и химиотерапия. – 2002.- №2.- С.12-14.

Ватутин Н.Т., Калинкина Н.В., Кетинг Е.В. Антрациклиновая кардиомиопатия. – Донецк: ДИИИ, 2001. – 236 с.

Вегетативные расстройства. Клиника. Диагностика. Лечение / Под ред. А.М. Вейна. – М.: МИА, 1998. – 749 с.

Вислый А. А. Роль магния в регуляции физиологических процессов в организме / А. А. Вислый // Нов. медицины и фармации. — 2008. —№ 6 (238). — С. 14—15.

Волков В.Н., Строна В.И. Антиишемическая эффективность Ритмокора и его влияние на качество жизни у больных, перенесших инфаркт миокарда / В.Н. Волков, В.И. Строна // Кровоообіг та гемостаз. – 2007. – № 5. – C. 23–26.

Гацура В.В. Фармакологическая коррекция энергетического обмена ишемизированного миокарда.- М.: Медицина, 1993.- 254 с.

Дзекан О. В., Осовська Н. Ю. Ефективність препарату Ритмокор у лікванні хворих на нейроциркуляторну дистонію // Ліки України. – 2010. — № 1. – С. 30-34.

Ена Л.М., Христофорова А.М., Кондратюк В.Е. Эффективность нового препарата Ритмокор® у пациентов пожилого возраста с ишемической болезнью сердца, осложненной желудочковой экстрасистолией // Кровообіг та гемостаз. – 2006. – № 2. – С. 89-93.

Жильчук В.Є., Бездєнєжних Н.О., Козловський В.О., Кудрявець Ю.Й. Фармакологічна корекція кардіотоксичного впливу антрациклінових протипухлинних антибіотиків у хворих на рак молочної залози // Медичні перспективи. – 2009. Т. 14,2. [Електронний ресурс] – Режим доступу: http://www.nbuv.gov.ua/portal/Chem_Biol/Mp/2009_2/08.pdf

Коваленко В.М., Лутай М.І., Сіренко Ю.М. Серцево-судинні захворювання. Класифікація, стандарти діагностики та лікування. – К., 2008. – 48 с.

Козловський В.О. Про взаємовідношення антиаритмічної, антигіпоксичної та мембранопротекторною активності лікарських засобів// Вісник ВДМУ. – №1.1. — 2003. –С. 18-20.

Коркушко О.В., Шатило В.Б., Ищук В.А.и др. Метаболическая терапия как перспективное направление лечения пациентов с ишемической болезнью сердца // Кровообіг та гемостаз. – 2008. – № 2. – С. 5–15.

Коркушко О.В., Шатило В.Б., Ищук В.А. и др. Эффективность и безопасность Ритмокора у пожилых больных с ишемической болезнью сердца и экстрасистолической аритмией // Кровообіг та гемостаз. – 2005. – № 3–4. – С. 171–176.

Липницький Т.М., Денисюк В.О., Козловський В.О. Вивчення антиартмічної ефективності лікарських засобів при аритміях серця, спричинених активацією процесів перекисного окислення ліпідів // Буковинський медичний вісник.- 2003.- Т.7, N 2.- C.131-133.

Мазур Н.А. Внезапная смерть больных ИБС. — М. — 1986. — 192 с.

Маколкин В.И. Нейроциркуляторная дистония: миф или реальность? // Кардиол. – 2008. – №4. – С. 62–65.

Мойбенко А.А. Эндогенные механизмы кардиопротекции как основа патогенетической терапии заболеваний сердца / А.А. Мойбенко, В.Е. Досенко, А.Н. Пархоменко – К.: Наук. думка, 2008. – 520 с.

Мороз В.М., Липницкий Т.М., Козловский В.А., Бандурка Н.Н. Поиск новых методов лечения аритмий сердца: экспериментальное исследование денситонеров мембран // Роccийский кардиологический журнал.- 2003.- N 1.- C.72-76.

Несукай Е.Г., Коваленко В.Н. Нейроциркуляторная дистония//Руководство по кардиологии/Под ред. В.Н. Коваленко.– К.: Морион, 2008.– С. 908–913.

Руководство по нарушениям ритма / под ред. Е. И. Чазова, С. П. Голицина. – М.: ГЭОТАР-Медиа, 2010. – 416 с.

Смулевич А.Б., Сыркин А.Л. Психокардиология. – М., 2007. – 508 с.

Христофорова А. М., Ена Л. М. Влияние комбинированной гемодинамической и метаболической терапии на упруговязкие свойства артерий и состояние сосудистого эндотелия у пациентов пожилого возраста с артериальной гипертензией и сопутствующей ишемической болезнью сердца //Кровообіг та гемостаз. – 2012. — № 1-2. – С. 28-33.

Школьникова М. А. Метаболизм магния и терапевтическое значение его препаратов / М. А. Школьникова. — М : Медпрактика&М, 2002. – 28 с.

Acquired obesity and poor physical fitness impair expression of genes of mitochondrial oxidative phosphorylation in monozygotic twins discordant for obesity / L. Mustelin, K. H. Pietilainen, A. Rissanen, A. R. Sovijarvi et al. // Am J Physiol Endocrinol Metab. – 2008. – Vol. 295. – P. E148–E154.

Brachial pressure-independent reduction in carotid stiffness after long-term angiotension-converting enzyme inhibition in diabetic hypertensives / A.-J. Tropeano, Р. Boutouyrie, В. Pannier [et al.] // Hypertension. – 2006. – Vol. 10. – P. 1161–1169.

Grundy S. M. Pre-diabetes, metabolic syndrome, and cardiovascular risk / S. M. Grundy. // J Am Coll Cardiol. – 2012. – Vol. 59(7). – P. 635-643.

Hagane K., Akera T., Berlin J.R. Doxorubicin: mechanism of cardiodepressant actions in guinea pigs. J Pharmacol Exp Ther 1988; 246: 655–61.

Heart rate variability. Task Force of the European Society of Cardiology and North American Society of Pacing and Electrophysiology. Standards of measurement, physiological interpretation and clinical use // Circ. – 1996. – V. 93. – Р. 1043–1065.

Implications of Recent Clinical Trials for the National Cholesterol Education Program Adult Treatment Panel III Guidelines / S. M. Grundy, Cleeman, C. N. B. Merz et al. for the Coordinating Committee of the National Cholesterol Education Program; National Heart, Lung, and Blood Institute; American College of Cardiology Foundation; American Heart Association // Circulation. – 2004. – Vol. 10. – P. 227—239.

Jakacki R,. Larsen R., Barber G., et al. Cardiac function following cardiotoxic therapy during childhood: assessing the damage. In: Cardiac toxicity after treatment for childhood cancer. New York: Wiley-Liss Inc. 1993: 87–94.

Magnesium intake and risk of type 2 diabetes in men and women / Lopez-Ri-daura R., Willet W. C., Rimm E. B. [et аl.] // Diabetes Care. – 2004. – Vol. 27 (1). – P. 134-140.

Parang P. Metabolic Modulators for Chronic Cardiac Ischemia / P. Parang, B. Singh, R. Arora // J of Card. Pharm. and Therapeutics. – 2005, Oct. 1. – Vol. 10 (4). – P. 217–223.

Sympathetic neural activation in nondiabetic metabolic syndrome and its further augmentation by hypertension / R. J. Huggett, J. Burns, A. F. Mackintosh, D. A. Mary // Hypertension. – 2004. – Vol. 44(6). – P. 847-852.

 



...

Подiї

Науково-практична конференція "Здоров'я українців в руках сімейного лікаря" 8-9 грудня проходила науково-практична конференція з міжнародною участю "Здоров"я українців в руках сімейного лікаря". На конференцію були запрошені быльше 500 лікарів з усієї України.... докладніше
всi подiї